Здоровый интеграторский аппетит

06.05.2010


			Здоровый интеграторский аппетит			Здоровый интеграторский аппетит

"IT-News" № 07 (147) 2010 
Леонид Чуриков
 

Общаясь с интеграторами, корреспондент IT News пришел к выводу, что кризис повлиял на некоторых из них как лечебное голодание. Пережив непростые два года, компании нагуляли аппетит и не потеряли или как минимум вернули себе оптимизм.

По мнению многих интеграторов, современные управленческие системы должны быть небесполезными для бизнеса и даже бизнес-критичными, гибкими, но желательно с твердым стержнем лучших мировых бизнес‑практик внутри. Крайне желательно присутствие аналитики в том или ином виде и… иностранное происхождение.

Последний пункт становится неважным в том случае, если отечественный интегратор разработал на базе иностранного ПО собственное российское отраслевое управленческое решение. «Если рассматривать компанию как единый организм, в котором протекают взаимосвязанные бизнес‑процессы, то к управленческим системам можно отнести те, что помогают структурировать эти процессы, повысить их прозрачность и эффективность работы», — считает Кирилл Бурлюк, директор департамента бизнес‑приложений компании «Ситроникс Информационные Технологии». Дмитрий Прокофьев, директор отделения внедрения автоматизированных систем управления предприятием компании «ФОРС — Центр разработки», уточнил, что к управленческим относятся учетные системы, ERP, CRM и BPM, а также решения для бюджетного планирования и управления проектами.
Несмотря на то что уровень вендоров, с которыми работают известные интеграторы, не предполагает эксклюзивности и моновендорной партнерской модели (так, по крайней мере, охарактеризовал политику вендоров Кирилл Бурлюк) , среди российских компаний встречаются моновендорные. «ФОРС является моновендорной компанией, и наш единственный стратегический партнер — корпорация Oracle», — заявил Дмитрий Прокофьев («ФОРС — Центр разработки». — Другие решения, продвигаемые нами, не являются конкурирующими по отношению к продуктам Oracle, а скорее дополняют и расширяют их функциональность. Все они совместимы с СУБД Oracle». В свою очередь Сергей Чевычелов, директор проектов компании NaviCon Group, убежден, что «рынок и правила минимизации рисков диктуют необходимость сотрудничества с несколькими вендорами».

За время кризиса никаких особых изменений в отношениях между вендорами и партнерами, по утверждению последних, не произошло. За исключением того, что иностранные компании стали внимательнее относиться к деятельности своих российских представителей. В большинстве случаев это дало положительный эффект, заключающийся в более активном участии вендоров в переговорах с заказчиками и более гибкой ценовой политике.

Гибкость, впрочем, не эквивалентна снижению цен. «Кто‑то снизил цены на базовые продукты, кто‑то нет», — подтверждает Дмитрий Прокофьев («ФОРС — Центр разработки»). Ну так и рентабельность проектов, как оказалось, за время кризиса снизилась не у всех российских интеграторов. Некоторые отметили явное снижение прибыли. «Рентабельность проектов уменьшилась в среднем на 20–30%. Это связано прежде всего с теми проблемами, которые обострились с кризисом у многих заказчиков: небольшая ликвидность, рост дебиторской задолженности и т. д. Даже те организации, в которых ситуация была не столь серьезной, торговались и, пользуясь случаем, значительно уменьшали стоимость проекта», — отмечает Сергей Чевычелов (NaviCon Group). А руководитель практики SAP компании «Tieto Россия» Антон Яковлев связывает снижение прибыли интеграторов с усилившейся конкуренцией: «В условиях отсутствия большого количества широкомасштабных внедрений у многих, в особенности крупных игроков, высвободилось достаточно большое число свободных рук, что в некоторых случаях подвигло их на вполне заметный демпинг».

Интересно, что в «Ситрониксе», который несомненно может быть отнесен к упомянутым «крупным игрокам», не заметили ровным счетом никакого «высвобождения» рук сотрудников, принимающих участие в проектах. «Проекты, которые мы вели в кризисный период и ведем сейчас, это долгосрочные крупномасштабные внедрения с длительным циклом продаж, — рассказал Кирилл Бурлюк («Ситроникс Информационные Технологии»). — Экономические коллизии редко затрагивают планирование и ход таких проектов, в том числе в инвестиционной части. Скажу больше, большинство интеграционных проектов, которые мы вели в 2009 году, допустим, в телекоммуникационном секторе, были направлены на повышение конкурентоспособности, увеличение прибыльности и эффективности бизнеса заказчика с помощью средств автоматизации, внедрения новых IT‑инструментов управления критически важными процессами, таких как системы CRM, BI. В этой области за кризисный период мы сумели накопить необходимые компетенции, даже несмотря на острую нехватку на рынке высококвалифицированного персонала».

Такую стабильность бизнеса ряда (но не всех) крупных интеграторов можно объяснить, используя наблюдение Дмитрия Прокофьева («ФОРС — Центр разработки»), заметившего, что в кризис имела место «поляризация рынка»: вымывались средние по стоимости контракты, а оставались крупные и совсем небольшие. Вследствие этого существенно снизилась средняя стоимость проекта.

Переориентацию вендоров на продвижение отдельных модулей вместо крупных систем интеграторы объясняют требованиями рынка. «Спрос изменился, — говорит Кирилл Бурлюк («Ситроникс Информационные Технологии»). — Это произошло в силу объективных причин, связанных с выходом заказчиков управленческих систем на новый уровень зрелости — с одной стороны, и постепенным насыщением рынка — с другой. Крупных внедрений управленческих систем «с нуля» сейчас практически нет. В основном для крупных компаний коммерческого сектора актуальны модернизация существующей системы и наращивание ее функциональности за счет отдельных модулей под автоматизацию конкретных бизнес‑процессов». «Этап первичной автоматизации остался позади, IT‑инфраструктура на большинстве предприятий, особенно крупных, уже создана, ключевые бизнес‑процессы автоматизированы, и для многих заказчиков сейчас гораздо актуальнее точечные проекты, решающие определенную узкую задачу — будь то создание портала, оптимизация издержек или планирование бюджета», — подтверждает Дмитрий Прокофьев («ФОРС — Центр разработки»).
С тем, что во время кризиса наблюдалась тенденция к уравниванию стоимости труда внедренцев, согласны далеко не все интеграторы. Дмитрий Прокофьев утверждает, что тенденция, связанная с выравниванием стоимости труда IT‑специалистов, занятых внедрением различного класса решений, наблюдалась и раньше. Однако демпинг в данном случае ни к чему хорошему не приводит, и если и наблюдался во время кризиса, то как временное явление.
По данным Сергея Чевычелова (NaviCon Group), во время пика кризиса общее снижение ставок достигало 20–30%, а иногда и больше. Тем не менее скидки устанавливались от текущих ставок партнеров в зависимости от систем, то есть в любом случае деление на внедренцев «дорогих» и «дешевых» систем сохранялось. По наблюдению Антона Яковлева («Tieto Россия»), рынок консалтинга просел в 2009 году «внушительно», и это не могло не сказаться на стоимости услуг специалистов. Но говорить об «уравнивании» планки зарплат, по его мнению, нелогично. Кирилл Бурлюк («Ситроникс Информационные Технологии») заявил, что вопреки ожиданиям, в кризисный период не произошло массового «выброса» редких и дорогих специалистов на рынок труда. Поэтому его компания как испытывала острый кадровый голод в 2009 году, так и продолжает, образно говоря, голодать, набирая специалистов под конкретные проекты.

Однако голод, как известно, не тетка, а аппетит приходит во время еды. К счастью, во время кризиса интеграторам все же было чем перекусить, и хотя российский IT‑бизнес несколько «постройнел», зато сохранил себя.

Gartner включил Navicon в список поставщиков CRM для фармацевтических и биотехнологических компаний

Navicon стал «Партнёром года» Microsoft в России

Navicon и Original Group помогут российским фармкомпаниям вовремя внедрить систему маркировки лекарств

Navicon разработал портал регистрации продукции для STIHL

Navicon представил обновлённый стек ИТ-решений для фармацевтики